Гражданский кодекс статья 1099

4. Компенсация морального вреда (ст. 1099-1101) 713. В каких случаях практика отказывает в компенсации морального вреда, причиненного нарушением имущественных прав?

§ 4. Компенсация морального вреда (ст. 1099-1101) 713. В каких случаях практика отказывает в компенсации морального вреда, причиненного нарушением имущественных прав?

Как известно, вопросам компенсации морального вреда посвящены гл.

8 части первой (регламентирует вопросы компенсации морального вреда при нарушении личных неимущественных прав) и § 4 гл.

59 (предусматривает возможность компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав) части второй ГК.

Вполне понятно, что любое умаление имущества вследствие неправомерного посягательства на него не может оставить его владельца равнодушным, т.е.

не может не причинить ему, как минимум, психических (нравственных) страданий.

Тем не менее, следует учитывать, что ГК предусматривает возможность компенсации морального вреда вследствие нарушения имущественных прав не в любых случаях, а только в тех, когда есть на этот счет специальное указание закона.

Сказанное не всегда учитывается участниками гражданского оборота.

В практике можно выделить примеры, когда суды отказывают заявителям в компенсации морального вреда при нарушении их имущественных прав.

1. Нарушение прав вследствие хищения имущества. В постановлении Президиума ВС РФ от 10.12.2003 (без номера) отмечается, что согласно ст. 151, 1099 ГК компенсация морального вреда допускается в случае совершения действий, посягающих на неимущественные права граждан либо другие нематериальные блага.

В иных случаях моральный вред компенсируется тогда, когда это предусмотрено законом. Ни гражданское, ни уголовное, ни иное законодательство не содержит указаний на возможность компенсации морального вреда, причиненного хищением имущества.

2. Нарушение прав вследствие принятия нормативного акта. В обоснование своих требований о компенсации морального вреда по данному делу заявитель сослался на то, что в связи с изданием обжалуемого нормативного акта его предпринимательская деятельность была приостановлена и он не получил предполагаемого дохода, т.е. нарушены его имущественные права.

Поскольку ст. 151 ГК не предусматривает компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав граждан, в рассматриваемом случае она не может применяться.

Действующее же законодательство не устанавливает взыскания компенсации морального вреда при нарушении прав граждан принятием нормативного акта, противоречащего федеральному законодательству (см.

Обзор судебной практики ВС РФ за IV квартал 2001 г.). Похожий случай обнаружен в практике по спору в связи с неправомерным начислением обязательных платежей. Суд, признавая незаконным начисление таких платежей, вместе с тем в компенсации морального вреда отказал.

Действующим законодательством РФ не предусмотрена возможность компенсации морального вреда в случае, если вред причинен неправомерным начислением и взысканием обязательных платежей государственными органами (см.

постановление ФАС ЦО от 01.10.2007 N А64-4231/06-19). 3. Нарушение прав акционера. Требование мотивировано тем, что ответчик (ОАО) на протяжении 10 лет нарушал права К.

как акционера Общества: не выплачивал дивиденды по акциям. В ст. 1099 (п. 2) ГК установлено, что моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

Законом об АО не предусмотрен такой способ защиты прав акционера, как компенсация морального вреда (см.

постановления ФАС ВВО от 01.08.2003 N А-28-2603/03-51/2, ФАС МО от 28.07.2004 N КГ-А40/6330-04). Правомерно отказано в иске о признании недействительными протоколов общих собраний участников, регистрации изменений и дополнений в учредительные документы, обязании представить копии документов и взыскании морального вреда, так как судом установлено, что решение других участников общества об уступке своих долей третьим лицам не нарушило прав и законных интересов истца и не могло причинить ему убытки (см.

постановления ФАС ДО от 22.09.2003 N Ф03-А73/03-1/2126, ФАС ЗСО от 19.05.2005 N Ф04-2182/2005(10467-А03-16), ФАС МО от 11.12.2007 N КГ-А40/12701-07-П, N А40-4024/06-56-40, ФАС УО от 30.08.2004 N Ф09-2792/04ГК). 4. Нарушение прав органов юридического лица.

Требования ООО о компенсации морального вреда, причиненного руководству истца, обоснованно признаны судом не подлежащими удовлетворению, так как споры о защите интересов физических лиц рассмотрению в арбитражном суде не подлежат в силу требований ч.

2 ст. 27 АПК. Не может быть принята во внимание ссылка истца на Конвенцию о защите прав человека и основных свобод (г.

Рим, 4 ноября 1950 г.) и Протоколы к ней, так как в силу ст.

32, 34 данная Конвенция применяется при разрешении вопросов о защите прав человека (физического лица), а не юридического лица (см. постановление ФАС ВСО от 11.11.2003 N А33-3325/02-С2-Ф02-3908/03-С2). 1) При выдаче лицензии (приостановлении деятельности).

Суд правомерно отказал во взыскании морального вреда, поскольку законодательство, регулирующее порядок получения, приостановления разрешения (лицензии) на занятие предпринимателем перевозкой пассажиров, не содержит норм, которые предусматривали бы возможность компенсации морального вреда в связи с нарушением имущественных прав предпринимателя в сфере указанных отношений (см.

постановление ФАС ВСО от 04.09.2007 N А58-3688/06-Ф02-6109/07). ГК, а также другие федеральные законы, регулирующие порядок получения предпринимателем разрешения (лицензии) на занятие частной медицинской практикой, не содержат норм, которые предусматривали бы возможность компенсации морального вреда в связи с нарушением имущественных прав предпринимателя в сфере указанных отношений (см.

постановление ФАС ЦО от 03.10.2006 N А62-10855/2005). 2) В сфере земельных отношений.

Правомерным является вывод суда об отказе в удовлетворении исковых требований П. о взыскании морального вреда, поскольку в соответствии со ст.

1099 ГК моральный вред, причиненный действиями, нарушающими имущественные права граждан, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом. Действующее гражданское законодательство не предусматривает возможность возмещения морального вреда в случае пользования имущественным и земельным паем (см. постановление ФАС УО от 28.05.2003 N Ф09-1282/03ГК).

3) При исполнении договорных обязательств. Неправомерно требование истца о взыскании с ОАО морального вреда, причиненного неправомерным отказом от исполнения договора энергоснабжения, так как он не подпадает под категорию лиц, установленных в ст. 1099 ГК, имеющих право на возмещение морального вреда.

Более того, истец не доказал, что действиями ОАО при исполнении обязательств ему были причинены физические и нравственные страдания «на сумму 50 000 руб.» (см. постановление ФАС ЗСО от 18.04.2006 N Ф04-9158/2005(20686-А46-12)).

ГК, а также другие федеральные законы, регулирующие отношения в сфере энергоснабжения, не содержат норм, которые предусматривали бы возможность компенсации морального вреда в связи с нарушением имущественных прав предпринимателя в сфере указанных отношений (см. постановление ФАС ЦО от 27.02.2007 N А64-1263/06-23). 6. Следует отметить, что Европейский суд по правам человека, рассматривая иски граждан Российской Федерации против Российской Федерации, установив, что имело место нарушение норм Конвенции, удовлетворяет требования (в том числе и в части компенсации морального вреда).

Таким образом, компенсация морального вреда осуществляется и в тех случаях, когда нарушены имущественные права граждан, но в силу отсутствия специального закона в Российской Федерации такой вред удовлетворению не подлежит. В качестве примера приведем следующее обоснование Европейского суда.

Заявители отметили, что незаконная продажа дома, последующее судебное разбирательство, лишение имущества, выселение из дома, а также трудности проживания большой семьи с маленькими детьми и пожилым человеком в стесненных и не соответствующих стандартам условиях причинили существенные нравственные страдания. Они требовали 228 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Названная сумма требовалась в интересах восьми членов семьи, каждый из которых переживал моральное потрясение в течение шести лет. Власти Российской Федерации повторили свои возражения, что и в отношении требований заявителей о возмещении материального ущерба. Европейский суд напоминает нарушения Конвенции, установленные в данном деле, и полагает, что заявителям был причинен моральный вред в результате названных выше обстоятельств.

Следовательно, он полагает, что сам факт признания нарушений Конвенции не может представлять достаточную компенсацию в данном деле. Следовательно, принимая во внимание принцип справедливости, Европейский суд присуждает заявителям совместно 20 000 евро в качестве компенсации морального вреда, а также сумму налогов, подлежащих начислению на присужденные денежные средства (Тулешов и другие (Tuleshov and оthers) против Российской Федерации: материалы постановления Европейского суда по правам человека от 24.04.2007 N 32718/02). В соответствии с п. 2 ст. 1099 ГК моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

Однако ни ЖК, ни другие федеральные законы, регулирующие жилищные отношения, не содержат норм, которые предусматривали бы возможность компенсации морального вреда в связи с нарушением имущественных прав гражданина в сфере указанных отношений (Обзор законодательства и судебной практики ВС РФ за первый квартал 2006 г.).